Автор Тема: Отчет. Кушва-Могоча-Сахалин-Владивосток-Хасан-Монголи  (Прочитано 3275 раз)

Оффлайн северный цвет

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 526
  • +100500 +4/-1
  • душелюб и людовед
    • Нуменор
Прохват 2012.
Кушва – Тюмень – «Волна Памяти» Могоча – Хабаровск – Ванино – Сахалин – Владивосток – Хасан – Монголия – Кушва.
48 дней: июль-август.
21.000 км
Мотоцикл: KTM 990 Adenture S
Итак. ОТЧЕТ. Первая часть. До Владивостока.
Готовиться к поездке я стал ещё с ноября месяца, когда пошел раздув за акцию "Волна Памяти", посвященную всем не вернувшимся с дорог мотоциклистам. Появился хороший повод "в цеху" получить одобрение начальства на мероприятие. Громкое преступление (убийство Скутта), его жизненный девиз "Бог решает какой длины будет твоя жизнь, а ты решаешь какой ширины", и обстоятельства находки останков в костровище (от тела осталась кучка пепла с нетронутым огнем целым сердцем Алексея), все указывало на возможность, и простит меня читатель за пафос, - на значимость моего участия, как священника, в "Волне". Позже, уже на месте мемориала, на трассе Амур возле посёлка Жанна, еще раз убедился в правильности принятого решения и санкции владыки Иннокентия на проведение панихиды, ибо Шульц, президент МК Благбайк перед панихидой объявил всем, что побывав на родине Алексея в Нижнем Новгороде, обещал родным исполнить просьбу - отслужить панихиду. Слава Богу, всё срослось!
5 июля в 10 часов выдвинулся из дома в Тюмень, где влился в «Волну». По дороге встретился, как и договорились заранее с отважным путешественником и завсегдатаем любых мотодвижух, передвигающимся на максискутере 500-кубовой Ямахе. Женя Яма, старше меня и в мото и в простой жизни оказался отличным попутчиком, и эта поездка положила основание новой дружбе. Евгений в виду финансовых трудностей, собирался доехать в Волне хотя бы до Новосибирска. Позже я взбодрил, живущего на пособие для безработных путешественника, и Господь послал ему денюх для прохвата по всему маршруту Волны. По пути посетили Храм-музей в Синячихе.

С ним мы прибыли в Тюмень. Несколько десятков мотоциклов добрались до базы «Боровое» под Тюменью. Гостеприимные местные байкеры – Володя Граф, Валера «Батюшка» & K*, приготовили одну из лучших стоянок за все время проведения акции. Народ был практически от всех регионов западной части России. Калининград, Питер, Москва, Н. Новгород, Казань, Уфа, Ижевск, Челябинск, Саратов и пр. Было несколько скутеристов, добравшихся своим ходом до западной Сибири. Местные СМИ. На базе теплилась банька, а вспотевших ждал водоем. Плов и пр. еда были за счет встречающей стороны. Ночевали в домиках. Кто не хотел – в палатках.




Утром сборы, зачетный суп, чай/кофе и инструктаж на путь Тюмень-Омск. На «линейке» Валера «Батюшка» давал наставление. «Через 200 км будет этот звучный нас пункт – ГОЛЫШМАНОВО!!!  Есть там газпромнефть АЗС. Несмотря на название АЗС, местные безбожно бодяжат бензин. Ни в коем случае не заправляйтесь там. Даже если будет написано ВР, все равно будут бодяжить!» Я вставил реплику нетленку: "по фамилии и житие!" Народ дружно смеялся и улюлюкал! И через три часа вся толпа стояла на этой АЗС. Выехав еще из дома, я взял с собой заднюю покрышку Хайденау Скаут, т.к. изрядно поезженную пирельку решил докатать в дороге. Созвонился с НБС Мото в Новосибирске и договорился у них поменять колесо.
Первая небольшая группа прибыла в Омск. Как было заявлено тюменцами, что Омске у стелы при въезде в город, нас встречают местные.

Но там произошла ситуация, причиной которой, как я понял, были нестроения в мотодвижении новосибирцев. О конфликте я умолчу, т.к. это не мое дело, и не зная всех сторон, невозможно объективно рассудить. Но нашей группе было предложено ехать дальше на Новосибирск. Вчетвером: я, Женя Яма, Ильяс из МС Райдо г.Сургут и Виктор на Голде из Екатеринбурга, остановились в мотеле под Калачинском. Дальше договорились остановиться у байкера Малыша в Новосибе, товарища Ильяса. Гостеприимный великан по прозвищу Малыш, не только разместил нас у себя в квартире, но и свел с НБС Мото, где я удачно избавился от лишнего груза – поменял таки заднюю покрышку. На следующий день вся Волна собралась в Новосибе. Покатались по городу. Стояли на набережной Оби в открытом музее транссибирской магистрали. Дав экспоната свидетельствовали об этом: памятнику основателю Императору Александру Второму и часть старого моста.






После Новосибирска мы с Женей решили вдвоем двинуть на Иркутск. Была возможность без толпы, которая передвигается гораздо медленнее, попасть на праздничную службу в память Апостолов Петра и Павла 12 июля. Прошли Кемерово и заночевали в приходской гостинице.





На следующий день прохватили 1100 км. Встретили молодую пару из Челябинска на легком эндурике, и не молодых мужиков, двигавшихся из Сибири в Волгоград и на Черное море.




Ходом прошли Красноярск, Канск и к вечеру прибыли в Тулун к отцу Андрею. Батюшка еще в прошлый год, когда мы совершали «Поход Неизвестный Александр Невский» из Россию в Монголию, отличился особой гостеприимностью. Всем всё было в прок – отцам встреча и общение, нам же экономия и отдых без нервотрепки! Тут Женя окончательно убедился в практичности моего афанаризма: «Нашей корпорации 2000 лет и филиалы в каждом населенном пункте!» До Иркутска оставалось 450 км.

Утром, тепло распрощавшись с о.Андреем, двинули на Иркутск. Сразу под Тулуном встретили немца Юргена на БМВ и сопровождавшего его, и группу остальных путешественников микроавтобус. Позднее мы остановились в небольшой кафешке, где с Юргеном, любезно угостившем меня кофе, поговорили за нашу жизнь.








Немец рассказал историю предков. Его дедушка был пленён в Пруссии, когда в Первую мировую Русская Армия наступала. Его посчитали шпионом и отправили в Сибирь. Под Красноярском он лес валил. Потом осел там. Появились семья, дети и прочее. Его дочь открыла на заре перестройки магазин в Красноярске. В 1993 году они все вернулись в фатэрлэнд. Группа иностранцев едет на Байкал. Их тут табуны. Такое ощущение, что вторая мировая не закончилась.  Я им рассказал за Скутта, за его циничное убийство, и Волну, что подняла мотообщественность. Порассуждали мы Юргеном и о причинах таких страшных событий. В советский период значительная часть народа была уничтожена (практически цвет нации), другая находилась в лагерях и ссылках, еще одна их охраняла. Это, конечно же, отложило отпечаток на общество с его любовью к шансону и вообще криминальному миру – достаточно посмотреть сериалы. Я отметил мужество немцев, что они смогли перед лицом истории понести раскаяние за ХХ век, чего так не хватает, к сожалению, нам. Далее до Иркутска по трассе мы шли вперемешку с этой группой.
В городе на Ангаре, нас приютил настоятель Александро-Невского Храма отец Марк, тоже мотоциклист. Еще в прошлом году отец отличился гостеприимством - наш мотопоход размещался также на территории прихода. На следующий день, в память Апостолов Петра и Павла мы вместе отслужили Литургию и дожидались приезда основной колонны Волны. Скатались в Листвянку на Байкал, где отведали омуля и искупались в холодной воде.













К вечеру начала подтягиваться колонна.
Нужно отметить, что разношерстная мотоциклетная публика мало-контрастировала на территории православного Прихода. Все подбадривали друг друга перед лежащей впереди дорогой. Байкер Отец Марк вносил духовное оживление, освещая, наверняка не по первому разу железных коней. Несмотря на эпатаж внешнего вида, брутальность одежды и аксессуаров, панковские прически и смачные рассказы мото-небылиц, народ на территории Прихода вёл себя весьма сдержанно. Все готовились на следующий день дружной колонной выехать к Байкалу и к вечеру добраться в Улан-Удэ.













Мне так и не починили тормоза, зато усилили сигнал!

Оффлайн северный цвет

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 526
  • +100500 +4/-1
  • душелюб и людовед
    • Нуменор
Здесь я познакомился с человеком, который своей историей просто сшиб меня с ног. Дядьке за 60. Москвич. Куча серьёзных болезней. Подлая жена, обобрав имущество до нитки, практически бросила его прописаться на кладбище.

Борис (так зовут нашего героя) рассказал мне, как он вылез из депрессивного болота. У него было два выхода, как он сам сказал: сдохнуть, или спиться. К мото-теме он не имел вообще никакого отношения. Услышав историю о мега-гипер-ультра-прохвате Скутта, он буквально был пленён ею. Трагическая развязка – убийство Скутта, так поразила всё его существо, что он решил: если сдохнуть – то уж красиво и в дороге. Собрав последние силы организма и прикупив 100-кубовую табуретку, Борис решил участвовать (хоть сколько-нибудь) в акции посвященной памяти всех не вернувшихся с дороги домой. По его словам, после второй тысячи км он почувствовал, что не силы покидают его, а наоборот – болезни. Уже до Иркутска, пройдя 5 тысяч км от Москвы, он держался бодрячком. И даже позволял себе вечером «беленькую».
На следующий день мы колонной, порядка 40 мотоциклов, двинулись на Байкал. 70 км шли по горным перевалам, что в отличную погоду доставляло нам огромное удовольствие. К обеду мы выехали на берег великого озера. Всю дорогу я в уме кубатурил рассказ Бориса… А на смотровой площадке, где впервые виделась водная гладь сильнейшим клипом в моём сознании врезалась сцена, где Борис реально обливаясь детскими слезами, кому-то по телефону рассказал, что он доехал до Байкала; что у него ничего не болит; что он в данный момент абсолютно счастлив; что он раньше ничего подобного не мог ожидать от своей унылой, денежной жизни.





После Байкала я его не видел, он остался там (всё-таки силы человечьи не безграничны и эмоциональный шок, пережитый им, наверняка был последним куплетом в песне: «Безумству храбрых поём мы славу!»)
Кто-то остался на Байкале, но основная группа продолжала движение в Улан-Удэ. На одной из остановок пришло сообщение, что на горном серпантине на Чопере разложился молодой парень из Новосибирска. Слаба Богу, отделался царапинами, мот ребята подправили и он двинул домой. Мега-позитивная встреча Волны была в Улан-Удэ. Местные мото-братья ещё только начинают обустраивать клаб-хаус в заброшенных гаражах. Местные умельцы показали результаты чудовищного колхозного кастомайзинга. Стандартный набор – еда, питьё, крыша над головой. Утром поредевшая колонна двинулась на Читу (некоторые возвращались в Иркутск), с ними же был на своём Чопере Отец Марк.









День с утра задался жарким. Нужно отметить, что за 47 дней поездки – это один из немногих дней, в котором мы ехали посуху. Для меня начинался новый неизведанный путь. В прошлом году, совершая поход в Монголию, мы через Улан-Удэ ушли на Кяхту, через которую прошли границу с Монголией. Путь же на Читу открывался для меня впервые, это самые сладостные моменты в путешествии, когда ты впервые едешь по дороге. Наверное этим объясняется, что многие мото-путешественники, составляя свои маршруты, пытаются не вставать на один и тот же путь. Здесь уместно вспомнить и один из законов Чингисхана, в котором он увещевал своих соплеменников - монголов, выходя из дома, не возвращаться этим же путём домой, правда смысл вкладывался далеко не христианский. Шаманиское сознание диких кочевников предполагало, что возвращаясь по той же дороге, ты можешь в юрту привести злых духов пустыни. Современный путешественников старается извлечь как можно больше впечатлений от преодоления пространств, подкрепляемый такой быстрой мощной и проходимой техникой, как мотоцикл.
Мы с Евгением продолжали путь на Читу.  Дорога проходила по местности, напоминающей зелёные холмы Башкирии с редкими лесопосадками. Качество дорожного покрытия было на 4 с минусом. В сознании часто всплывало присказка эндуриста: «Нам чем хуже, тем лучше». Проехали границу Бурятии и Забайкальского края, въехав в тот регион, где 2 года назад произошла трагедия с Алексеем. В мае сего года эта трасса была отмечена ещё одной кровавой точкой. Недалеко от города Хилок произошло убийство японского путешественника. Парень ехал из Японии в сторону Москвы. Остановился заночевать в лесу. Недалеко находилось селение. Ночью он был подло убит тремя десятками ножевых ранений прямо сквозь палатку.






По хорошей погоде и полупустой трассе мы с Евгением первыми достигли Читы, в течение 2-х часов подтянулись остальные. Местные мотоциклисты хорошо встретили Волну. Старшей у них была Алина, которая делово давала указания по размещению Волны на берегу небольшой реки на окраине Читы. У нас же с Евгением была договорённость, что мы поедем ночевать к его родственникам в саму Читу. Нас уже ждали в очень старом, но ещё крепком доме, которому за всю его долгую жизнь, ни раз примыкали большие и маленькие, чаще несуразные постройки. Этот дом находился на самой первой улице, с основания Читы. Внизу, под горой, где заканчивался огород, начиналась железнодорожная станция. Хозяева, очень интеллигентные люди, знающие не только минералы (чета геологов), но и историю города. Буквально напротив дома совсем недавно была обнаружена стена острога, в которой находились декабристы. А линия домов напротив называлась – Дамская. Вот в таком доме, где когда то жила жена декабриста, мне удалось переночевать.

Мне так и не починили тормоза, зато усилили сигнал!

Оффлайн северный цвет

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 526
  • +100500 +4/-1
  • душелюб и людовед
    • Нуменор
Проснулись мы от предательского звона. Крупные капли об крышу набивали нам подлый мотив, что очередной мокрый день, останется мрачным пятном в наших воспоминаниях. На то ты и путешественник, что из каждой даже плохой ситуации, пытаешься найти пользу. Изрядно насытив себя кофеем, мы из людей, по средствам дождевых комбинезонов превращались в телепузиков. Посетили первую церковь Читы, которую называю церковь декабристов. Впереди открывалась трасса Амур, по которой за 5 дней до убийства Скутта, проезжал на жёлтой калине ВВП. Действительно, почти 2 тысячи километром новой, широкой, с современными инженерными сооружениями, отличной дороги. Хотя попадаются участки, по 2-3 километра долгостроя. Дорога шла сквозь перевалы, доходящих до 1000 метров над уровнем моря. Горы были то густо покрыты деревьями, то напоминали холмы Толкиенского Шира Средиземья.





Бессчётное количество рек и речушек, десятки которых имели незатейливое название, типа «Ручей 11». Погода менялась также часто, как и пейзажи. Несколько раз мы из телепузиков превращались в людей и обратно.  Как и пишут на форумах, абсолютная дикость мест. Например, попался участок 390 км, где вообще не было бензина. Вожделенная заправка представляла собой пост апокалиптическую картину:  3 большие бочки на обочине дороги, дядька в будке с большой кнопкой и работающая от генератора бензоколонка времён хрущёвской оттепели. Качество бензина соответствовало его месторасположению. Повстречалась часовня, воздвигнутая сыном строителя этой магистрали «Амур».






После обеда мы достигли развилки на Могочу. Небольшой шахтёрский городок находился в 11 км от трассы по грунтовой дороге. У местных узнали, что единственная гостиница – 7 мест, всегда занята. До конечного пункта Волны осталось около 80 километров.

Места действительно депрессивные. Например, от Чернышевска до Магдагачи не одной гостиницы, а это порядка 500 км. Местные остряки сочинили безнадёгу: «Бог придумал Сочи, а чёрт – Могочи, и на сдачу Магдагачу». Может эта поговорка на меня так влияла, что действительно казалось: люди угрюмее, чем медведи, и сырая погода с цепляющими за вершины сопок тучами, усугубляла впечатления.
К 16 часам мы прибыли к печально знаменитой стоянке. Там уже находилось несколько мотоциклистов. Один из них колоритные дядька с собачкой, на чудовищно нагруженном Ижаке с коляской; как я понял, они ни один месяц путешествуют. На наших глазах осуществлялось то, о чём так долго рассуждали на форуме, посвящённом Волне. С запада и востока по два, три, иногда небольшими колоннами, съезжались мотоциклисты. Лагерь пополнялся не только русско-язычными людьми, подъехали немцы, японец, 2 англичанина, эстонец (который до этого прошёл путь от Северо-Байкальского до Тынды), был даже австралиец. Все ставили палатки и готовились к главному событию завтрашнего дня.



















Небесная смурь угнетающе нависала над лагерем путешественников. Короткометражный, но пронизывающий дождь постоянно напоминал о печальном месте, где собрались путники. Тёплое общение, новые знакомства, удивительные рассказы о национальной забаве (придумать себе трудность и героически её преодолевать) преображало не только настроение, но и казалось сам воздух. Во время общения Евгений называл меня то Батюшка, то Отец Дмитрий. Мне казалось, что народ действительно понимает, что перед ними настоящий священник, а не байкерский  ник-нейм. На самом же деле, только на следующий день, когда я одел подрясник, крест и епитрахиль большая часть народа пребывала в культурном шоке. Пришлось успокаивать тем, что из-за глобального потепления, костры инквизиции отменили, и их ждёт счастливое возвращение домой. Это была единственная ночь, когда я ночевал в палатке.
17 июля – День Памяти Царственной Страстотерпцев. До меня уже в пути дошло, что именно на этот день назначено памятное мероприятие на месте убийства Алексея. Погода как будто застыла в своём однообразии, на утро абсолютно ничего не поменялось. Прибывшие с вечера президент клуба «Благ-байк» Шульц и Ко назначили гражданскую панихиду на 11 часов. В конце мероприятия договорились отслужить христианскую панихиду. Это тот Шульц, который 2 года назад организовал поиски внезапно пропавшего путешественника и через несколько дней обнаруживший страшную находку. Он своими руками выгребал из ямы кучку пепла, что осталась от Алексея, и в ней обнаружил не тронутое огнём сердце. К 11 часам лагерь подтянулся к берёзовому кресту, стоявшему рядом с холмиком, где сожгли тело. Шульц первый и обратился к собравшимся, напомнив об обстоятельствах трагедии, он также рассказал о посещении родных и близких Алексея на его родине в Нижнем Новгороде.





Также было заявлено, что Алексей был православным христианином, что его жена и мать - верующие люди, и они просили отслужить именно церковную панихиду на месте убийства. Это место является не только местом памяти, но и могилой человека, т.к. всё, что не сгорело пропитало землю и только лишь сердце было похоронено на родине. Так Алексей не только духом и актом самого путешествия соединил пространства между востоком и западом России, но и всем своим существом в особенности же плотью. Шульц привёз с собой горсть Новгородской земли, которую в скорбном молчании высыпал на могилу. Акция «Волна памяти» была посвящена не столько Скутту (просто место его гибели географически сфокусировало маршруты путешественников), сколько Всем мотоциклистам, не вернувшимся с дороги домой. С обращениями к окружающим, по очереди выступали представители различных территорий, прибывших на Акцию, начиная Калининграда – заканчивая Владивостоком. После выступления представителей клубов, Знак «Волны памяти» был передан Шульцу. Этот Знак является эмблемой Акции. Он был искусно выполнен московским кузнецом. Его передали Калининградским байкерам, которые перед началом движения «Волны» омыли его в водах Балтийского моря. Эстафетой он передавался от клуба к клубу, по территории которого катилась «Волна». И в последствии, Знак доставили во Владивосток, где в свою очередь окунули в водах Тихого океана.
Настало время духовной панихиды. В-первую очередь, я обратился к собравшимся с небольшой проповедью, на сколько она была уместна в данной ситуации. Напомнил собравшимся об особой дате этого дня – убийство Царской семьи. Также предательски в голову был убит царевич Алексей, и тело его сжигалось в лесу под Екатеринбургом. Как будто выстрел у Жанны (посёлок возле которого мы находились) был эхом выстрелов звучавших в подвале Ипатьевского дома. С теми выстрелами началось чудовищное, беспрецедентное в истории самоуничтожения целого народа. Естественно был вырублен целый слой порядочных и благородных людей. Десятилетиями людей ссылали в места близкие, где мы сейчас находимся и хоть это звучит цинично и жестоко, но такое обыденное убийство, отказавшегося выпить путешественника, является следствием криминализации некогда гостеприимного и добродушного народа. Миллионы сидели в лагерях, десятки тысяч их охраняли. Катком пройдясь по большевикам, я как священник призвал своих братьев помнить погибших на дорогах не только подобными Акциями, но и тем, в чём они нуждаются больше всего – молитвой.




После завершения народ стал собираться восвояси.



Елена Лэди Владивосток

Игорь777 Шаманы Хабаровск
Небольшая кучка советчиков собралась возле японца, которого притащили на его сломанном BMW 90-х годов. Народ недоумевал – как можно ехать из Японии на старом BMW.



Глубокий пенсионер с островов восходящего солнца, смог таки донести до удивлённой публики, что дома в гараже стоят ещё несколько мотоциклов немецкой марки. Исчезновение искры породило кучу шуток и доброго стёба. Чего только не пытались приладить  к сломанному мотоциклу. Вход пошла даже бабина от ИЖа. Но искра растаяла с последней надеждой услышать рокот железного зверя. Тем временем народ потихоньку покидал площадку. Так как японец двигался в западном направлении, то наши суровые уральские байкеры решили сопроводить несчастного путника до ближайшей мастерской. Поймали грузовичок и японца отправили в сторону Читы, до которой было всего то 700 км. Я тепло попрощался с Евгением, Виктором – Екатеринбургским голдаводом. Они в последствии, после ремонта в Чите, сопроводили японца до Урала. «Волна Памяти» закончилась.
Мне так и не починили тормоза, зато усилили сигнал!

Оффлайн северный цвет

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 526
  • +100500 +4/-1
  • душелюб и людовед
    • Нуменор
Передо мной встал вопрос: с кем и как двигаться во второй пункт путешествия – на Сахалин. Господь Милостив и послал мне доброго попутчика – Константина из Питера. До сего момента Костя держался, как бы в тени. Мы немного общались вследствие, что у нас были одинаковые мотоциклы. Несмотря на то, что восточная Волна стала возвращаться к себе домой, мы с Константином решили ехать без толпы – вдвоём. Прошли первые 50 км до своротка на Ерофей Павлович, где для моих пустых баков стояла спасительная заправка. Пришлось ждать включения электричества. Около часа просидели в рядом стоящем кафе-вагончике. Две работницы поведали нам, что знают эту жуткую историю со Скуттом, и что с убийцей учились в одном классе. Нас возмутила новость, что сестра убийцы оказалась не привлечённой к ответственности, хотя по словам собеседниц, даже замывала кровь на месте преступления.
Начинался вялый, но противный дождь, который через 200 км стал весьма агрессивный. Учитывая, что предыдущую ночь провели в палатках, очень хотелось добраться до отеля – дабы согреться, просохнуть, постираться. На развилке трассы Амур и дороги на Тынду мы остановились в первом же отеле. Поселились в разных номерах и, приведя себя в порядок, за первым совместным ужином, начали более тесное знакомство с Константином. Каково же было моё удивление, когда я узнал, что мой попутчик тоже тесно связан с Церковью. Костя профессиональный реставратор церковной утвари, резчик по дереву. Организовывал несколько артелей по реставрации Питерских храмов. В настоящее время является ключником часовни Николая Чудотворца. Его работодатель – один грузинский магнат, поставил эту часовню в центре города. За ней Константин и присматривает. Ещё через некоторое время я узнал и о том, почему мой товарищ несколько настороженно ведёт себя в общении со мной. (Здесь нужно отметить, что Константин очень воспитанный в духе Питерской интеллигенции человек. Всё в нём: слова, движения, мимика, свидетельствовали об очень сдержанном характере и мягком нраве.) Настороженность ко мне, как к представителю РПЦ исходила из печального опыта общения с некоторыми столичными священниками. Когда в былые годы несколько раз его и работающих с ним людей лишали оплаты за выполненные работы по реставрации храмов.
За дальнейшие 20 дней совместного путешествия у нас ни то, что наладился контакт, но, я осмелюсь предположить, зародилась настоящая мужская дружба. У нас не то что не было ни одной ссоры, но мы даже не спорили ни разу по принципиальным вопросам. И уж совсем впечатлил меня случай, когда Костя мягко обличил и поправил меня… На Сахалине в одной маленькой деревушке мы остановились передохнуть, за несколько минут собрались местные пацаны, когда мы трогались я слишком залихвацки проехал мимо парней. Как мне показалось, этим самым возбудив в них волну адреналина. Но со стороны Костя заметил мне, что я напугал мальчишек. Спросил, почему мне это доставляет удовольствие? Дальше я ехал и думал о его словах и переживал стыд за свой поступок. После этого случая Константина зауважал ещё больше. Вспоминая слова одного священника, который поучал своих прихожан: «Если вы хотите кому то сделать замечание, сделайте так, чтобы после него люди ещё больше вас полюбили. Если не можете так – то лучше молчите».
На следующий день, по прекрасной погоде, мы после обеда достигли Благовещенска. Нас встретил тот же самый Василий, который помогал служить панихиду. Обедали в кафедральном соборе, возле которого находится памятник открывателям этих земель – граф Муравьёв-Амурский и митрополит Иннокентий. Отужинали в китайском ресторане, где я попробовал жареных шелкопрядов. Побывали на набережной. Амур здесь разделяет Россию и Китай. На той стороне – город Хэйхэ. С нашего берега кажется это современный китайский мегаполис. Хотя все здания построены вдоль береговой линии и как утверждают местные покрашены и подсвечены с российской стороны. Даже гигантское колесо обозрения ночью светясь разноцветными огнями так ещё и не сделало ни одного оборота. Ребята рассказывали, что через Амур на китайскую сторону идут множество ЛЭП. В Благовещенске для населения киловатт стоит 2руб.74коп., а в Китай гонят по 60коп. Это наверно такие тайны геополитики, в которую простые смертные не посвящены. Как ни странно, имея загранпаспорт, можно на кораблике спокойно приплыть на другую сторону и в Китае находиться целый день. Костя очень сильно загорелся этой идеей – вот так неожиданно побывать в Китае. Я же пытался его убедить, что утром нужно двигаться дальше к Хабаровску. Разошлись на том, что утро вечера мудренее и если Бог благословит, то ещё на день задержимся для посещения Хэйхэ. Константин остался ночевать у Василия, а я поселился в гостинице.














Мне так и не починили тормоза, зато усилили сигнал!

Оффлайн северный цвет

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 526
  • +100500 +4/-1
  • душелюб и людовед
    • Нуменор
Утро же, в которое договорились после созвона встретиться, расставило всё по местам. Во дворе гостиницы под навесом я решил позавтракать. Вдруг услышал первые раскаты грома. Гроза набирала обороты. Через полчаса шёл такой ливень, что обрубилась не только сотовая связь, но и электроэнергия. Кошмар продолжался ещё с час. Половина города была затоплена практически по колено. Месячная норма осадков выпала за три часа. Хэйхэ остался только в мечтах Константина. Лишь после 13 часов дня мы смогли покинуть город и выдвинулись в сторону Хабаровска. Вновь выскочили на трассу Амур к знаменитому месту, где многие любят фотографироваться.

Следующая часть пути была ещё одним испытанием. Незначительные участки недоделанной дороги и сильный дождь в Еврейской автономной области обогащали наши будущие воспоминания.



Лишь к 22 часам мы добрались до Хабаровска, где нас тепло приняли в мотоклубе Шаманы. Восток открывал перед нами свои гостеприимные объятия. Местные ребята, как будто были отмечены особой печатью заботы о путниках. Географическое положение с одной стороны (ибо через эти города проходят главные треки мотопутешественников), и особенные черты характера (наверное, из-за удаления от центра) с другой, обусловили квинтэссенцию их нравов. Такими мудрёными словесами открываются самые простые истины: внимание к собеседнику, умение не только слушать, но слышать, соучастие в преодолении трудностей, и даже элементарное утешение домашним комфортом. Под массированный натиск этих добродетелей попали мои, пережившие за день неоднократные муки, душа и тело. Президент «Шаманов» - Игорь 777 (всякий ему респект и уважуха) разместил меня в своей уютной однокомнатной квартире. Душ, диван и стиральная машина изливали на меня свой бальзам. На полках было несколько предметов трофейного немецкого оружия. Но больше всего меня поразил портрет (и не один) генерала Каппеля. К тому же на следующий день у нас с Костей была запланирована замена масла. Для КТМов – эта задача сложнее, чем для другой техники. В гараже у местных мотогонов, мы с Костей на две машины потратили всего 3 часа.



Мне так и не починили тормоза, зато усилили сигнал!

Оффлайн северный цвет

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 526
  • +100500 +4/-1
  • душелюб и людовед
    • Нуменор
Так же у меня была договорённость с местной Епархией о встрече. Отец Роман – один из активных священников по работе с молодёжью и пр., встретил меня у Кафедрального Собора. Было интервью и ознакомление с Хабаровской Духовной Семинарией. Меня поразила византийская роспись в современном семинарском Храме. На завтра мы готовились выехать в Ванино.





граф Муравтев-Амурский - устроитель этих земель



Стартанули с утра пораньше. Выехав на трассу, ведущую в Комсомольск-на-Амуре. Сначала трасса петляла, среди небольших возвышенностей поросших лесом. Внезапно она вышла на такое место, что была практически ровная длинная широкая и с широко вырубленным лесом по бокам. Мы так поняли, что это очень похоже на запасной аэродром. Через 300 км, сразу после заправки, появился свороток направо. Это и была единственная, очень красивая дорога на Ванинский порт. Половина которой – грейдер и новоотсыпанный скальник. Пройдя по нему 180 км, я наблюдал за испуганно-восторженным лицом Константина. У него это было первое путешествие на эндуро. Он восхищался качествами КТМ Adventure, испытав наслаждение от преодолевания бездорожья на хорошей скорости. Надо отметить, что был участок, где километров 250, не то что заправки, но и селений не встречалось.












В Ванино мы влетели в 4 часа пополудни. Возвращаясь к щедрым качествам души Игоря 777, уместно будет сообщить, пытливому уму дорогого читателя, что наш благодетель позаботился и о дальнейшем путешествии. Игорь дал нам целый список телефонов байкеров, готовых встретить, разместить и всячески ублажить одиноких путников. «Чёрные единороги»  - Ванинский байк-клуб нереально фонтанировал всякими заботами, чтобы мы достигли берегов Сахалина. В основном – это зрелые дядьки, бывшие мотогоны, друзья своего ровесника Игоря 777.  90%  заботы запихать нас на паром «единороги» возложили на свои плечи и головы. Мы же оттягивались в клубе, делясь впечатлениями о уже произошедших с нами событиях.







К часу ночи мы подъехали к парому и ожидали погрузки. Суть происходящего примерно такова: сначала загружают вагоны, потому фуры, затем легковушки и уже между рядами притыкаемся мы на своих «хрустиках». Господь своей щедростью нас и здесь не обделил. На пирсе мы встретили Андрея на Сибихе, который возвращался с Байкала к себе домой в Южно-Сахалинск. Чрезвычайно интересный человек, много по дороге рассказавший нам про «сталь и бетон Карафуто». В последствии он подарил нам одноимённую книгу. 16-ти часовой заплыв до Сахалина позволил нам накидать небольшой план посещения хотя бы некоторых значительных мест этого удивительно красивого острова.
В Холмск наш паром причалил к 22 часам. За 40 минут мы получили мотоциклы и под руководством Андрея, выдвинулись в Южно-Сахалинск. Значительную часть пути ехали в темноте. Город нас встретил огнями, но толком ничего разглядеть не удалось. В глаза бросились широкие улицы. В очередной раз воспользовались заботой Игоря 777. В клубе «Сиротки» нас уже ждали, предварительно получив звонок. Такой клаб-хаус я увидел впервые: буквально стены, потолки, полочки, шкафчики были увешаны различными предметами, фотографиями, коллажами, демотиваторами. Душ. Ужин и план завтра: Южно-Сахалинск – Ноглики (около 750 км).




Очередное пасмурное утро буквально вопило к нам: оставайтесь в столице! Когда я ещё планировал путешествие, примерно отдавал себе отчёт, что Сахалин длинный, но сама категория – остров, на периферии сознания предполагался как лёгкий хэппининг. Ничесоже сумняшеся, мы полетели к мечте – выехать на побережье океана и достигнуть крайнего города на севере острова. Через 90 км мы выехали на побережье.








Мне так и не починили тормоза, зато усилили сигнал!

Оффлайн северный цвет

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 526
  • +100500 +4/-1
  • душелюб и людовед
    • Нуменор
Облака стали рассеиваться и перед нами открывались удивительные пейзажи своеобразной природы Сахалина.









Но вторая половина пути – была сплошным испытанием не только для нас, но и для мотоциклов. Отшлифованные камни, больше похожие на булыжники с мостовой, сменялись свежеотсыпанным скальником и были круто присыпаны дорожной пылью. На участке, где дорога проходила возле угольных карьеров, пыль была чёрного цвета, в которой часто встречались самосвалы. Пару раз меня и Костю эти чудовищные железяки буквально сталкивали с трассы.



В Ноглики мы прибыли к вечеру, где нас опять же, благодаря заботя Игоря Шамана встречали суровые северно-сахалинские байкеры. Совершенно ошеломляющим было открытие, что практически из них никто не ездит на эндуро. У всех были чоперы (может пару дорожников). Этот феномен местные объяснили принципом «от обратного». Во истину против них, суровые челябинские парни – просто балет «лебединое озеро»! Клаб-хаус – 3 гаража с разобранными между ними перегородками. Парни откуда то на газели притащили 2 дивана. Появились еда и прочие прелести гостеприимства. На утро нас провожали до выезда из городка. И перед нами вновь открывалась пыльная перспектива обратного пути.
После обеда достигли знаменитой 50-ой параллели. Это место, откуда в 45-ом году началось освобождение Сахалина от японцев. Стали встречаться военно-оборонительные сооружения, воинские обелиски и воздвигнутый позже памятник Дружбы японского и советского народов. Начался асфальт и нам оставалось 270 км до Южно-Сахалинска.





Появились две проблемы. Первая – за 700 км Сахалинского бездорожья, задние покрышки явно символизировали о приближающемся конце. Особенно моя Хайндэнау Скаут К60, пройдя всего то 7000 км была практически лысая, истресканная и в нескольких местах, как дразнящий язык показывала нитки своего корда.

Костина Пирелли Скорпион прошла значительно больше и ещё несколькими миллиметрами давала надежду на 2-3 тыс. км. Вторая проблема – нужно было решать вопрос, как выбраться на материк. Не хотелось возвращаться в Ванино и снова пылить до Хабаровска. В очередной раз задействовали хэлп-список Игоря Шамана. Вышли на двух замечательных ребят: Майк – президент ассоциации Сахалинских мотоклубов и его товарищ  Дима – владелец мотосалона КТМ. Господь в очередной раз утешил нас. Ребята были очень близки к Отцу Василию – старшему Священнику Кафедрального собора Южно-Сахалинска.


Именно в гостинице этого Собора мы провели последующие пять дней. Мега-заботы Майка и Димы о нашей отправке во Владивосток нас просто обескураживали. «Парни сидите, отдыхайте, смотрите город и прочее. А мы решим этот сложный вопрос».
Ночью мы посетили Газосжжижающий завод на побережье.



На следующий день Отец Василий устроил мне встречу с правящим Архиереем Сахалинской Епархией – Владыкой Тихоном. После часа наилучшего общения, приняв подарки от Владыки, я услышал тогда странные для меня слова: «Я не прощаюсь». Я то думал, что через пару дней, в четверг или пятницу мы отплывём. Но Господь нам судил на корабль попасть только в воскресенье вечером. В субботу с утра мы посетили музей, а к 17 часам пошли на службу, где я вновь встретился с Владыкой Тихоном.

















Естественно утром мы отслужили Литургию. На Литургии приключилась событие, которое я расценил, как Благословение Божие на отплытие во Владивосток. Дело в том, что во время служения Епископа Евангелие на Литургии читает Протодьякон. Торжественно, посреди Храма. Когда наступил момент чтения, а я находился рядом с Епископом, то все обратили внимание, что протодьякон приготовил не то Евангелие. Он читал Евангелие прошлой недели, в котором рассказывалось о чуде, как Господь укротил бурю на море и успокоил испугавшихся учеников. Такая серьёзная оплошность со стороны протодьякона, естественно внесла нервозность. Я осмелился заметить Владыке Тихону, что дьякон ошибся промыслительно, и через это Бог нас Благословил к предстоящему вечернему отплытию. Такой вывод я сделал, исходя из собственного 22-х летнего опыта служения. Это крайне редкий случай – ошибка в одном из главных моментом Литургии. Градус нашего с Владыкой настроения резко поднялся, и протодьякон избежал участи Джордано Бруно.
Наши мотоциклы уже были доставлены в порт Корсаков. Транспортная компания предложила их вместить в поддон из-под квадроцикла.

Мне так и не починили тормоза, зато усилили сигнал!

Оффлайн северный цвет

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 526
  • +100500 +4/-1
  • душелюб и людовед
    • Нуменор
Как раз перевоз одного поддона мест стоило 8 тысяч рублей. Упихав туда два Адвенчура, посылочка нам вышла по 4 рубля. На 20 часов была назначена погрузка. И Майк с Димой отвезли нас в Корсаков. Где мы и попрощались.
















Тепло попрощавшись, в 22 часа мы на контейнеровозе «Зея» отплыли во Владивосток. По графику мы должны были через двое суток прибыть в порт на разгрузку. Но на деле вышло так, что после двух дней плавания, ещё двое суток стояли на рейде в километре от берега, ожидая очереди причалить. Само плавание предполагало двух дневную счастливую прогулку по морю, но не тут то было – четыре дня гастрономического харда навсегда оставили трагикомический след в нашем сознании и легли в основу эссе «Театр абсурда в море недопонимания»: «30 июля день начался с того, что мы узнали – кто главный на судне. Нет, вы неправильно подумали, - это кок! В нашем случае – женщина бальзаковского возраста. С вечера, оставшись полуголодными, т.к. ужин на нас не рассчитывался, после ночной качки, мы, предусмотрительно заведя будильник, пришли на камбуз ровно в назначенное время и сели за стол. Сразу выслушали нравоучения и для официанток для нас не будет. Типа приходите сами и вам наложат. Про количество порции я скромно умолчу. Мы всё воспринимали с пионерским выражением лица, ничесоже вопряки глаголя, и аки пес смердящий, в страхе своем смолкающие. Конечно дама знала мой священнический статус, ибо на кануне вечером представившись мне, даже указала на икону Святителя Николая, которая висела на камбузе.

После трапезы смущенно отводя глаза «изучать трещинки на асфальте», она просила не принимать всё близко к сердцу, но всё же стараться выполнять все её распоряжения. Затем нас разбил сон. Проснулись минут на 10 позже назначенного времени. Пока туалет и прочее, подошли на камбуз. Дежавью было усилено рецидивом нашего непослушания. Здесь нужно отметить, что проезд с питанием были щедро нами оплачены помимо кассы и мы рассчитывали на адекват принимающей стороны. Обеда для нас не осталось (так было заявлено). Я попросил, на свою голову, хотя бы кипяток. Остатки христианской совести видать возопили к возмущённым страстям женщины и она вдруг обнаружила 2 компота и о, чудо! – 2 вторых, ещё 4 куска хлеба. Видя наши счастливые лица, она снова предупредила, что мы должны как-то умудриться просчитать, когда вся команда (9 человек) поест и в течение 1-2-х минут заявиться к столу. Так же получили строго указания: прибыть в 16:05 на полдник, сразу после команды. Я выше написал «на свою голову», так вот: я решил налить себе ещё и кофе, некоторое время разбирался с электрическим чайником и не угадал с кнопкой (естественно там все надписи на кЕтайском). Забегая вперёд, сообщу, что на полднике получил хорошую порцию люлей, так как выключив чудо кЕтайского пищепрома, оставил всю команду без кипятка. На полдник мы пришли ровно, как было сказано, но команда не успела из-за меня во время оттрапезничать и мы снова ждали. Апогеем же всех развлекух этого дня было то, что через час судно встало, при шторме почти в три балла. Нас мотало поперёк и вдоль волн. Лопнула трубка топливопровода на двигатель, и мы болтались, как естественное вещество в проруби. В это время я ходил по палубе, возле камбуза, где за  иллюминатором виднелась та самая икона Николая Чудотворца, вдруг мадама выходит на палубу. Надбровные валики зловеще нависали над чудовищно-бездуховным взглядом. Не церемонясь, она гласит мне: «Я думаю, что это корабль шатается? Ходишь тут по палубе и раскачиваешь его!» Меня начали терзать смутные сомнения, что если начать прения, то перспектива ужина и завтрашнего питания будет похожа на небо при трёхбалльном шторме и низко висящими тучами. Пришлось парировать шуткой: «Простите, это я своим православным телосложением раскачал судно. И вообще оно сломалось из-за нас. Ведь мотики, которые мы везём называются Адвенчурами, что значит приключения!» Через час починились и мы двинулись дальше. С глубокой надеждой на милость Творца и заступничество Николая Чудотворца через полчаса мы собирались отужинать без искушений. Отужинали. Милость Божия покрыла нас. Всё было вовремя, вежливо, и даже отжатый в обед суп по большой порции.
Весь парадокс ситуации заключался в отношениях между ожиданиями и реалиями, произошедших с нами. Дело в том, что когда на пирсе мы прощались с Сахалинскими ребятами, последние нам настойчиво предлагали запастись коньяком. Даже учитывая, что они знают мой обед трезвости, - мол такой случай может быть исключением, ребята утверждали: «Двое суток плыть! – Выходишь на палубу: слева – море, справа – море… Судно контейнеровоз, заняться нечем… Остаётся только бухать, спать и есть! Аннет! Вон оно как вышло – весело, содержательно и для всех поучительно, - я ведь, вследствии своей должности привык, что всё обычно вьётся вокруг меня, все искренне пытаются Батюшке угодить, а здесь прям фантан ситуация, где полезно вспомнить о настоящем смирении.
Мы достигли Владивостока и второй день стоим на рейде в километре от берега. Сегодня рухнула последняя призрачная надежда на скорый исход из «египетского рабства». Мы питали иллюзии, что кто-то сможет на катере нас стащить с корабля и под нашими ногами своей твёрдостью исцелит израненные души такой близкий и недоступный берег. И даже старпом, посоветовавшись с капитаном, решились на спец.операцию по изволению нас на сушу. Они даже приготовили штормовую верёвочную лестницу, но никто на берегу не подписался на этот рискованный экшн. Ситуация продолжается усугубляться, не прекращающимся нарастанием напряжения между нами и коком. За прошедшие девять трапез, только одна прошла без ворчания и швыряния посуды. Каюта поварихи за нашей стенкой. Очень спокойный и уравновешенный в своих эмоциях Константин, был буквально взорван, услышанным случайно разговором мадамы с начальством. Он сразу вспомнил многочисленные нецензурные речевые обороты, так как именно на таковых шёл разговор о наших персонах. Для нас результат беседы ещё более неутешительным. Решили нас за опоздание послать на известные три буквы и это всё за наши же деньги?!!! И я понимаю, что мы почти нелегалы, но мы и позиционировали себя в роли последних, ожидая боле менее комфортную доставку наших тел на материк.
Один штрих к ситуации: когда мы впервые зашли в каюту, увидели тапочки – аля сланцы. Зачем думаю они здесь, тем более в единственном экземпляре? Тайна открылась во время мучительных исканиях, как нам настроить волну взаимопонимания при разговоре с вменяемым членом команды. Разгадка просто треш: в прошлом году такому же циничному и чудовищному воздействию подверглась ещё одна жертва – «счастливого путешествия». Некий дедуля прошёл пешком уже почти всю кругосветку, шёл исключительно босиком. Какая трава или ладан, или какое количество оного его подвигнули к такому экстриму, мне не ведомо. Но на корабле мадама цинично заставила бедолагу надеть для него предательские тапки. Трудно себе даже представить, что творилось в душе прошедшего до этого тяжёлые испытания путника! Весь его пафосный подвиг был растоптан безжалостной волей салтычихи.
Бог Милостив к нам грешным, подъявшим груз тяжёлых нечеловеческих испытаний! В этом царстве равнодушия, в этих чертогах Нарготронда, где было бы бесчеловечно запереть самого гнусного орка Мордера, вдруг вопреки всем надеждам, засиял маленький луч искреннего детского непритворного человеколюбия! Капитан, которого мы ни разу не видели взял с собой  13-летнего мальчика, своего племянника. Парень во второй день наладил с нами контакт. Первым делом, после установления доверительных отношений и обещаниям покатать на мотике по палубе, если б там не стояли контейнеры, мы узнали, что отношения «героини» повествования к последнему почему-то исключительно положительные. Он даже смущённо проговорился, что она его подкармливали неведомым мороженным. И, о чудо!, мальчик сегодня после завтрака тайнообразующе приносит нам шмат мороженного и четыре карамельки. Он круто просчитал ситуэйшн и предусмотрительно указал нам, чтобы мы не съедая всё, оставили примерно четвёртую часть от куска. Чтобы он не спалился – мол, ел и не доел. Бог ему дал не только доброту, но и мудрость».
.....продолжение следует......
Мне так и не починили тормоза, зато усилили сигнал!

John

  • Гость
Пока не прочел ибо некогда, но обязательно прочитаю.

Фотки А-гонь, путешествие - тоже, АффтАр - аццкий сОтОна

Пеши исчо

Оффлайн Timurgen

  • member
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 3645
  • +100500 +11/-0
  • hangaround
    • фотофайл
осилил!

хочется услышать развязку насчет дамы-кока и эвакуации с корабля
Только Голда!!!